Фестиваль «Лютий – Февраль» №4 в гостях у «Однажды утром» (Радио «София» от 22.02.2012)

Четверг, 1 марта 2012 г.
Рубрика: Пресса
Просмотров: 1678
Подписаться на комментарии по RSS

     После премьеры в Херсоне спектакля «Три ницше» автор текста Татьяна Киценко (ТК) и постановщик, актер Центра «ТЕКСТ» Александр Фоменко (АФ) (оба – Киев) были приглашены в программу «Однажды утром» на радио «София». Разговор касался самого произведения, реакции на него зрителей и в целом театрального фестиваля «Лютий – Февраль», в рамках которого и состоялся показ в нашем городе названой пьесы. Кроме того, в разговоре принимал участие известный своим скандальным произведением «Убить пидара» херcонский драматург Евгений Марковский (ЕМ).


- Что за спектакль Вы привезли в Херсон?

     АФ – На фестивале «Лютий – Февраль» прошла премьера спектакля «Три ницше», автором текста является Татьяна Киценко, я выступил режиссером спектакля. Этот спектакль принадлежит центру «ТЕКСТ» и создан совместно с театральной мастерской «Сузір’я» в Киеве. Пьеса «Три ницше» была номинирована на фестиваль «Тиждень актуальної п’єси» в Киеве, после этого мы взялись за постановку, и премьера прошла в Херсоне.

     ТК – Хочу отметить, что спектакль «Три ницше» - это двойной дебют. Это была первая постановка Александра и первая постановка по моей пьесе.

- Сюжет пьесы достаточно необычный, даже фантастический. Она о том, как водитель трамвая нашел книжку Ницше, начал читать ее, и о том, что дальше с ним происходило. Татьяна, как Вам пришла настолько интересная мысль?

     ТК – Я узнала, что с Ницше произошло несчастье, а может быть, счастье, и последние 10 лет своей жизни он провел так сказать «не в себе». Меня это потрясло, и это стало источником вдохновения, как принято говорить.

- Как Ваш спектакль был воспринят в Херсоне? Дело в том, что херсонский зритель «воспитан» на классике, а здесь психологический спектакль, современная пьеса. (На фестивале «Лютий-Февраль» принято после спектакля или читки пьесы обсуждать увиденное со зрителями – прим.ред.)

     ЕМ – На мой взгляд, обсуждение этого спектакля было самым интересным за три фестивальных дня. Были очень полярные мнения, вплоть до того, что это полный отстой и бред. То есть и спектакль, и текст некоторые вообще не восприняли, а некоторые были в полном восторге. Многие зрители делились спонтанно возникшими у них во время спектакля афоризмами.

     ТК – Люди даже спорили о переводе Ницше.

     ЕМ – Мне кажется, что дискуссия получилась полезной и для драматурга, и для режиссера, которые сидели на сцене и вели диалог с публикой в течение почти целого часа. То есть по времени обсуждение было почти равно самой постановке. Я думаю, это свидетельствует о том, что пьеса и спектакль вызвали интерес, живой отклик и резонанс.

- А как киевская публика воспринимает подобные спектакли?

     АФ – Мы еще не знаем, как столичная публика реагирует на наш спектакль, ведь премьера состоялась в Херсоне. Но если в целом сравнивать публику наших городов, то я не думаю, что они кардинально отличаются. Здесь в Херсоне я увидел в зале людей, которым интересен театр, и в частности, современный театр. Мне кажется, они пришли не просто посидеть, а узнать что-то…

     ТК – Понимаете, публика, которую мы получили в качестве «обкатного» варианта, это фестивальная публика, это не херсонцы в чистом виде. Я так понимаю, что пришли студенты специализированных ВУЗов, то есть случайных людей на спектакле практически не было. Поэтому мне было не так интересно, как если бы проверить все это на «пересічном» зрителе.

     Кстати, Александр, украинская драматургия должна обязательно быть на украинском? Вот я, например, пишу на русском, потому что у меня так устроены мозги, а потом непременно перевожу на украинский, потому что считаю, что у меня такой долг перед родиной.

АФ – Я считаю, что, конечно, украинская драматургия может быть на английском, на русском, на французском, на украинском. Ты же здесь живешь, здесь пишешь, здесь чувствуешь вдохновение…

     ТК – Тогда у меня еще вопрос. Как вы относитесь к нецензурной брани в драматургии? Достойно ли это отечественного искусства?

АФ – Я думаю, что отечественное искусство провоцирует.

ЕМ – А я ничего не имею против любой лексики, если она к месту, если она есть в языке, функционирует в языке. Я могу сказать, как филолог, что все лексические единицы, которые человек употребляет в обыденной речи, имеют право на использование и в текстах, и на сцене, и в эфире… Кстати, эти все слова, как известно, использованы в моей пьесе «Убить пидара», а Александр Фоменко играет в этом моноспектакле.

АФ – Кстати, хочу сказать, что текст пьесы очень интересный. Благодарю Евгения по-актерски.


- Спасибо за интервью.  

Радио "София" от 22.02.2012

Оставьте комментарий!

Используйте нормальные имена.

Если вы уже зарегистрированы как комментатор или хотите зарегистрироваться, укажите пароль и свой действующий email. При регистрации на указанный адрес придет письмо с кодом активации и ссылкой на ваш персональный аккаунт, где вы сможете изменить свои данные, включая адрес сайта, ник, описание, контакты и т.д., а также подписку на новые комментарии.

(обязательно)